Документов : 25395, Книг : 1261, Новостей : 583, Вопросов/Ответов : 1046/1019, Бизнес-терминов : 33446, Статей : 2825, Объявлений : 66, Банков : 1063
ГлавнаяСделать стартовойДобавить в избранное
УЧ.СТ.ЦБ:   8.25%|МРОТ:   4331

Типовые образцы договоров, документов и других деловых бумаг, своды законов и кодексов, сборник нормативов и стандартов, каталог бизнес-планов и идей, рейтинг банков России


г. Москва
« 24 »  Июля  20 19 г.

Реклама

Новости

  Матвиенко выступила за единую валюту с Белоруссией
Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что Белоруссия и Россия должны будут прийти к. «Это должен быть полноценный союз с точки зрения одинаково развивающихся экономик», — сказала она, добавив, что это поможет определять единую...



  Назван «эффективный метод» борьбы с «Северным потоком-2»
Журналисты издания The Hill считают, что санкции против газопровода "Северный поток - 2", которые готовят. В статье отмечается, что поставки в Европу американского сжиженного природного газа являются куда более «эффективным методом» борьбы с...



  Видео: Армия Порошенко: пропаганда и реальность
Видео: Армия Порошенко: пропаганда и реальностьПетр Порошенко любит хвастаться мощью украинской армии, называя ее «сильнейшей в Европе», но в это же самое время солдаты «самой патриотичной армии» гниют в окопах.



  Уход от формальностей: ВС закрепил запрет на банкротный туризм
Уход от формальностей: ВС закрепил запрет на банкротный туризмВерховный суд признал переезд непосредственно перед банкротством недобросовестным поведением. Такой вывод экономколлегия сделала при рассмотрения спора Романа Шамира, одного из владельцев "Планеты гостеприимства", и банка ВТБ. ВТБ пыталтся вернуть...



  Разбор Банки.ру. «Мультикарта» ВТБ: в чем подвох?
«Мультикарта» ВТБ сочетает характеристики нескольких продуктов. Семь опций, несколько вариантов кешбэка, проценты на остаток. Но в деталях скрыто много интересного. Разбираем плюсы и минусы продукта. Что за карта? Банк ВТБ предлагает карту с...




Архив новостей

«Октябрь, 2017»
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Наши кнопки и ссылки

Размести на своем сайте HTML код с нашей кнопкой
Получить код
Обмен кнопками


Главная :: Новости :: Новости рубрики Банки за 11.10.2017


Новостные рубрики

Бизнес


Политика и законодательство


Экономика и финансы


Новости в мире


Новости образования


Зарубежная пресса


Каталог юридических статей


ООН. Новости


законы, указы


Кредитование


Право


Банки


Здравоохранение




Деловые новости рубрики Банки за 11.10.2017

11.10.2017 00:00 Гильотина от перхоти

Закон о том, что владельцы банков должны нести ответственность при их санации, будет принят, скорее всего, уже в ближайшие месяцы. Кто от этого выиграет?Законопроект о том, что собственники банков должны отвечать личным имуществом в случае санации финансовой организации, а не только при лишении ее банковской лицензии, будет внесен в Госдуму уже в ноябре, сообщил ТАСС председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков. Учитывая, что в Центробанке эту инициативу восприняли «с пониманием», закон может вступить в силу уже в начале следующего года. Чем это грозит рынку и всем нам? Не чинить то, что не сломаноНовая инициатива законодателей может стать очередным воплощением известной поговорки про благие намерения и дорогу в ад. В том, что проблема есть и ее надо решать, у экспертов нет сомнений. Сомнения касаются лишь того, как именно депутаты и регулятор собираются добиваться справедливости. Логика в позиции депутатов существует. Что мы имеем на данный момент? Если у банка отзывают лицензию, то его владельцы и руководство попадают в черный список (а некоторые и в тюрьму) и больше не могут заниматься банковской деятельностью. Если же банк попадает под санацию, то при тех же исходных данных — в кредитной организации нет денег — банкиры не несут никакой ответственности. И пока юридически после завершения финансовых оздоровительных процедур могут даже продолжить руководить тем самым банком, который они до санации довели. «Четких критериев, по которым в одном случае отзывается лицензия, а в другом — проводится санация, нет, — говорит директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков. — Выбор Центробанка — отзывать лицензию или проводить санацию — абсолютно субъективен. Разница в том, что в одном случае возникают правовые последствия для владельцев банка, а в другом — нет. Так быть не должно. Допустим, банк «Открытие» системообразующий, поэтому у него отзывать лицензию чревато. Но Бинбанк совсем не системообразующий. Чем же он лучше «Югры», у которой была отозвана лицензия? И чем руководствуется Центробанк, принимая то или иное решение?»Цитата«Проблему, когда бенефициары прогоревших банков отделываются легким испугом, решать надо, — уверен главный экономист «Эксперт РА» и доцент МГУ Антон Табах. — Но для этого есть масса инструментов, не требующих чинить то, что не сломано». В России, как и во многих цивилизованных странах, существует институт банкротства. И нельзя сказать, что российский закон о банкротстве плох. Просто он не работает: в год в суде рассматривается около 50 дел — и это по всем отраслям, что до смешного мало, отмечает Василий Солодков. «Практика последних лет работы с проблемными кредитными учреждениями показала неэффективность сложившегося механизма возмещения средств участниками банка при его банкротстве, — говорит доцент кафедры регулирования деятельности финансовых институтов факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Твердохлеб. — В предлагаемом законопроекте следовало бы установить личную имущественную ответственность не только собственников, а и руководителей (членов правления, наблюдательного совета) проблемных кредитных организаций». Вопрос в том, как это будет реализовано на практике. На данном этапе мы видим, что справедливая инициатива представлена нам в популистском виде и в формате, от которого больше вреда, чем пользы, рассуждает Антон Табах. Смоленский пассажСама идея, высказанная Анатолием Аксаковым, отнюдь не нова. О субсидиарной ответственности первый раз заговорили еще в 1998 году, напоминает Василий Солодков. Тогда после дефолта владелец банка «СБС-Агро» Александр Смоленский обратился к депутатам Госдумы, а те — к руководству ЦБ, чтобы банку выделили деньги: накануне кризиса 1998 года это была вторая после Сбербанка кредитная организация по числу вкладчиков (около 2 млн человек), она входила в десятку крупнейших банков по размеру активов. И еще одна важная деталь: в холле Госдумы тогда стояли банкоматы именно «СБС-Агро». Центробанк выдал стабилизационный кредит в размере 7,4 млрд рублей, но почему-то до клиентов деньги не дошли. Зато у отца и сына Смоленских появился автозавод в Англии, напоминает Солодков. Был ли кто-то наказан? Да. Начальник Главного территориального управления ЦБ по Москве Александр Алексеев, который непосредственно подписал распоряжение о переводе денег. Хотя само решение о выделении кредита было одобрено на совете директоров ЦБ. Позже инициатива о разделении ответственности высказывалась в 2004-м, в 2007-м и, наконец, в 2014 году, говорит руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович. «Правда, особой поддержки эти инициативы не получили — хотя бы потому, что они противоречат ряду федеральных законов и в целом смысла не имеют, — поясняет эксперт. — Владельцы банков крайне редко предстают перед судом, потому что доказать их вину крайне сложно. Как правило, к санации прибегают в случае серьезных проблем у крупных банков. У таких банков очень размытый состав акционеров, и определить, в какой пропорции они должны нести ответственность, не представляется возможным».ЦитатаБыстро не значит хорошо«Технически нет никаких причин, которые бы мешали ввести эту норму», — говорит доцент РАНХиГС Сергей Хестанов. Причем произойти это может довольно быстро — достаточно, чтобы депутаты получили отмашку сверху, добавляет Василий Солодков. «По нашим наблюдениям, законопроект в банковской сфере превращается в закон достаточно быстро. Если он будет удачным, можно ожидать, что его примут уже в начале 2018 года, — прогнозирует Евгения Абрамович. — В отношении данного законопроекта, скорее всего, конфликтов будет немного, поэтому можно надеяться на достаточно быструю подготовку документа. Другое дело — это использование. В финансовой сфере есть масса законов, которые в чистом виде еще никогда не применялись». Воплощение в нынешнем виде этого законопроекта крайне маловероятно — это из тех инициатив, которые вечно живые как проекты, считает Антон Табах.Что ждет миноритариев, или Привет НавальномуСамый первый вопрос, который возник при озвучивании инициативы законодательно наказывать владельцев и топ-менеджеров санируемых банков, — это судьба миноритариев. Ведь, даже купив одну акцию банка на бирже, вы, выходит, должны отвечать личным имуществом за некомпетентность или просто неудачливость топ-менеджеров и владельцев? Разве это справедливо? Логика очевидно требует разделить ответственность мажоритарных и миноритарных акционеров. Но если это будет реализовано в законе, то крупным акционерам ничего не стоит раздробить свои пакеты и нанять зицпредседателей, говорит Антон Табах. И советует перечитать по этому поводу «Золотого теленка». То, что реальные бенефициары в любом случае не будут нести ответственность, предполагает и Евгения Абрамович: «Скорее всего, применение этого закона коснется в первую очередь миноритариев. Дело в том, что миноритарные акционеры в большинстве случаев являются либо жертвами размытия своей доли, либо бывшими совладельцами присоединенных структур, либо необходимостью, продиктованной законодательством (если банк публичный). При проявлении у банка критических проблем мажоритарным акционерам ничего не стоит сократить свою долю и нести ответственность наравне со всеми».Казалось бы, есть решение. «Для успешной реализации данного предложения должен быть создан простой и понятный алгоритм определения подлежащих взысканию сумм, — предлагает Юрий Твердохлеб. — Может быть предложен следующий механизм: должностные лица банка — руководители (члены правления, наблюдательного совета) должны отвечать всем личным имуществом. Акционеры — личным имуществом в объеме, пропорциональном их доле участия в уставном капитале кредитной организации. В этом случае интересы миноритарных акционеров не будут ущемлены, так как их доля ответственности по обязательствам банка не превысит долю в уставном капитале банка. Полная имущественная ответственность должностных лиц будет выступать фактором их ответственности в текущей деятельности кредитной организации». Но есть нюанс. Возложение даже минимальной ответственности на миноритариев вступает в противоречие с законом, который наши депутаты приняли в июле 2017 года. Напомним, в начале года «Роснефть», желающая защитить себя от Алексея Навального, а также ряд других крупнейших компаний России выступили с предложением ограничить доступ миноритарных акционеров к информации о деятельности компании. В результате новый закон сильно ограничил информационные права акционеров с долей более 1% и менее 25% акций. Теперь же в Госдуме предлагают наложить на миноритариев личную имущественную ответственность... «Эльвира Набиуллина говорит о том, что ЦБ выставил акции «ФК Открытие» и Бинбанка на бирже, но кто же в здравом уме их купит, если ввести личную ответственность? — спрашивает Василий Солодков. — И как вообще эти два закона будут работать вместе?»«Нельзя менять правила каждые три месяца»Права миноритариев — не единственное слабое место инициативы. «Мы решаем проблемы перхоти с помощью гильотины, — считает Солодков. — Помогает? Безусловно. Но было бы лучше подумать о том, чтобы банки не ссыпались в таком количестве. А для этого следовало бы ввести систему страхования вкладов для юрлиц, создать инструменты, которые позволили бы регулировать цену пассивов, например депозитные сертификаты. Есть много других решений, кроме как взять и посадить». Среди необходимых мер Антон Табах назвал те, которые не позволят завести в банке зицпредседателя. «Возможно, пребывание в черном списке должно иметь большие последствия», — говорит он.Но главное, по мнению Табаха, не придумывать новые законы, а исполнять те, что уже есть. «Нельзя менять правила каждые три месяца, — уверен экономист. — Последние ужесточения, а именно изъятия вкладов топ-менеджеров, вступили в силу только в мае! И они, на мой взгляд, будут скорректированы в Конституционном суде, ибо какой топ из главбуха регионального отделения».ЦитатаПочти как в ШвейцарииОдним из первых с критикой идеи о законодательной ответственности при санации выступил экс-глава Банка России и член наблюдательного совета банка ВТБ Сергей Дубинин. «Эта схема обесценивает принцип ограниченной ответственности собственника бизнеса. Речь идет о фактическом устранении публичных акционерных обществ, — сказал он газете «Известия». — Суть акционерных обществ как раз и состоит в том, чтобы его участники отвечали только своим капиталом, но не личным имуществом». «Это именно подрыв принципов, — соглашается Сергей Хестанов. — Ответственность владельцев бизнеса (любого!) должна быть ограничена их взносом в уставный капитал. Это базовый принцип, и его нарушение вызовет далеко идущие последствия — значительное сокращение частного бизнеса». Если этот закон будет принят, банковский сектор, по сути, будет отрезан от источников капитала — такая позиция в отношении инициативы стала довольно распространенной. Однако не все с ней соглашаются. Юрий Твердохлеб считает, что говорить о снижении привлекательности банковского бизнеса из-за внедрения механизма повышенной ответственности собственников и должностных лиц преждевременно. «Предлагаемые меры могут повысить качество работы кредитных организаций и, естественно, их привлекательность как сферы бизнеса с точки зрения надежности, стабильности работы и устойчивости генерируемых доходов», — рассуждает он. В конце концов, в пользу этого закона говорит тот факт, что подобная практика, когда партнеры-владельцы несут ответственность за банк личными активами, существует в Швейцарии. В стране с самой уважаемой в мире банковской системой работает 11 банков, в которых владельцы несут личную ответственность перед клиентами своими частными активами. Так что теоретически мы можем оказаться в очень неплохой компании. Проблема лишь в том, что одного этого закона — даже если он окажется прекрасно проработанным — явно недостаточно, чтобы сделать российскую банковскую систему такой же надежной, как швейцарская. Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru



11.10.2017 00:00 Пришли в банки, ушли с коробками

Продажи страховых продуктов постепенно перемещаются из агентского канала в банки. Вроде бы всем должно быть хорошо: банки получают комиссию, страховщики — клиентскую базу и экономию на операционных расходах, мы с вами — упакованную в «коробку» страховую защиту. На деле недовольны все. Кушать подано-с«Банки были, есть и будут есть… комиссию», — пошутил вице-президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Максим Данилов, открывая дискуссию в рамках круглого стола по банкострахованию, организованного НРА и Банки.ру и прошедшего в Москве 10 октября. В каждой шутке, как известно, есть доля истины. Рост так называемого банкострахования порождает множество проблем и у страховщиков, и у страхователей. Хорошо только продавцам — банкам. Но и то до поры до времени — пока не пошел поток жалоб на них в ЦБ из-за мисселинга (некорректные продажи). А регулятор уже предупредил банки об угрозе роста мисселинга (у некоторых участников рынка он доходит до 30% от всех продаж), когда хорошие страховые продукты продаются не в те руки, то есть тем, кому они реально не нужны. Причем клиенты банков зачастую даже не понимают, что они купили. «Комиссионные» аппетиты банков при этом настолько высоки, что в некоторых случаях на собственно страховую защиту уже ничего и не остается. По словам участников рынка, в некоторых банках по некоторым продуктам (например, по страхованию заемщиков от несчастного случая) комиссия доходит до 95—96%. Хотя, по данным Максима Данилова, в среднем по «жизни» она составляет от 6% до 16%. Причем по трехлетним договорам комиссия меньше, по 7—8-летним — больше. По мнению Данилова, предельно допустимая комиссия банка по страхованию жизни должна быть на уровне 6%. Исполнительный вице-президент Ассоциации российских банков Эльман Мехтиев считает, что страховщики и регуляторы сами «испортили» рынок. Если бы страховые компании не предлагали банкам такие высокие комиссии или отказывались работать с банками, которые их требуют, то проблемы бы не было. «Наша социальная функция — в том, чтобы потребителя не «убить», — подчеркнул Мехтиев, отвечая на заявления коллег о том, что банки должны понимать свою социальную роль и сдерживать собственные аппетиты.ЦитатаНа что жалуемся?Недовольство клиентов банков страховками, купленными между делом или «в нагрузку», может обернуться затормаживанием роста банковского канала продаж, который сейчас стал одним из драйверов всего страхового рынка. На что же жалуются невольные или случайные страхователи? Они недовольны трудностями возврата премии в период охлаждения или при досрочном погашении кредита, невозможностью отказа от страховки при коллективных договорах, к которым клиент банка просто присоединяется. Плохую службу клиентам, страховщикам и самим банкам может послужить и недостаточная информированность о приобретенном продукте. О размере вознаграждения, который получает банк, клиент, как правило, не подозревает. Иначе, возможно, клиент и не пошел бы на такие условия, понимая, что высокая комиссия банка по факту «съедает» его страховую защиту. Жалобы страхователей, как правило, сводятся к нескольким вариантам:«Мне обещали по договору ИСЖ доходность выше процентов по банковскому вкладу, а я не получил никакого дохода!»«Я думал, что ИСЖ — это то же самое, что вклад, только еще со страховкой, а оказалось, что гарантий от государства нет».«Спустя полгода я случайно обнаружил, что при оформлении кредита меня застраховали от онкологических заболеваний».«В банке мне сказали, что полис выгоден для меня, так как страховая заплатит по кредиту в любом случае, если я не смогу».«Страховка обошлась мне в 50 тысяч рублей при сумме кредита в 149 тысяч, то есть я переплатил за кредит БОЛЬШЕ ТРЕТИ».Вредная мисс СелингПри таком подходе банков к продажам страдает репутация страховых компаний, чьи продукты проданы «не туда», и всей страховой отрасли в целом. «Сейчас, по сути дела, страховой продукт работает на банк и его комиссию, но никак не на клиента. И это проблема для нас», — посетовал Максим Данилов, выступая на круглом столе портала Банки.ру и Национального рейтингового агентства. В то же время Данилов уверен, что в среднесрочной перспективе основные объемы продаж страховых продуктов, несмотря на стремление к диджитализации, все равно будут оставаться в банках.По мнению Данилова, банки создали вокруг себя экосистему, в которой страховщики и управляющие компании превратились в простые «придатки». Владимир Черников, генеральный директор компании «Ингосстрах Жизнь», не согласился с Даниловым в части роли страховщиков. «Банки действительно создали экосистему, но страховщики, на мой взгляд, играют скорее роль продуктовых фабрик», — отметил он. Владимир Черников соглашается, что мисселинг на рынке — это действительно проблема, но ее вполне можно решать при должном внимании со стороны и банка, и страховой компании. Одним из таких методов он назвал приветственные звонки новому клиенту сотрудниками страховой компании. «По их результатам бывают, конечно, и расторжения. Мы их быстро делаем, так как нам важно сохранить клиентский сегмент, — рассказал гендиректор СК «Ингосстрах Жизнь». — Но бывает и так, что клиент написал заявление на расторжение после приветственного звонка, а потом подумал и через две-три недели вернулся». Черников привел пример классического мисселинга, когда однажды в банке клиент покупал «целую коробку коробочных продуктов», которую в порыве энтузиазма ему навязал банковский сотрудник. «Мы поработали с клиентом, поменяли его мотивацию, проблема была решена», — рассказал страховщик.Получается, что доступ к клиентской базе для страховщика также имеет условный знак плюс, так как уровень пролонгации договоров по коробочным продуктам, проданным в банке, крайне низкий. Между тем, как отметили участники круглого стола, через банковский канал нужно продавать не только простые коробочные продукты, которые можно купить и с помощью Интернета. «Стандартизированные продукты страхования жизни и жилья и в онлайне можно купить, — говорит Владимир Черников. — Но есть продукты, которые сложно продать в онлайне. Банковская сетка более подготовлена для продвижения сложных страховых продуктов, таких как накопительное и инвестиционное страхование жизни». В банках есть специалисты, способные разъяснить клиенту, что НСЖ и ИСЖ — это часть финансового планирования, не нужно вкладывать туда все имеющиеся деньги.Одним из популярных направлений банковского страхования становится продажа продуктов, защищающих здоровье. В том числе набирающее обороты страхование от критических заболеваний и телемедицинские продукты (с 1 января 2018 года вступает в силу принятый недавно закон о телемедицине, который существенно расширит сферу применения дистанционного медицинского обслуживания).Новость«Телемедицина имеет явный потенциал продаж через партнерские каналы. Уже сейчас продукты начинают формироваться, и компании подключают к телемедицине свои клиентские базы. Это один из продуктов, который имеет в будущем потенциал к росту. Ипотечные продукты, те продукты, которые имеют отношение к потребительским кредитам, продолжат свой рост, но, наверное, с гораздо меньшей динамикой, чем мы видим сейчас», — сказал заместитель генерального директора компании «Абсолют Страхование» Андрей Бурлак в ходе дискуссии.Исполнительный директор, начальник управления по взаимодействию со страховыми компаниями банка «Ренессанс Кредит» Мария Тимошенко обратила внимание на то, что банки сейчас нацелены на разработку собственных комплексных продуктов и в ближайшем будущем внутрибанковские пакеты услуг будут конкурировать с банкострахованием. Тимошенко призвала страховщиков активнее разрабатывать «интересные продукты», чтобы встроиться в эту схему, а сотрудников банков внимательнее относиться к клиентам. «Все инициативы, которые мы видим от регулятора, — это все про качество обслуживания, — сказала она. — Нужно нормально относиться к клиенту, потому что это наш клиент и другого у нас не будет».Вице-президент СК «АльфаСтрахование» Алина Соколова в ходе дискуссии на круглом столе высказала мнение, что время «пустых комиссионных продуктов» уходит. «Банки тоже находятся в острой конкуренции за клиента, — подчеркнула она. — Но для банка его основная услуга останется основной услугой. Если он проиграет здесь, никакой комиссионный доход его не спасет». При этом она отметила, что страховщики не хотят конкурировать с банковскими пакетами, а хотят в них участвовать.Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru


Открытые вопросы