Документов : 25395, Книг : 1263, Новостей : 544, Вопросов/Ответов : 1046/1019, Бизнес-терминов : 33446, Статей : 2818, Объявлений : 66, Банков : 1063
ГлавнаяСделать стартовойДобавить в избранное
УЧ.СТ.ЦБ:   8.25%|МРОТ:   4331

Типовые образцы договоров, документов и других деловых бумаг, своды законов и кодексов, сборник нормативов и стандартов, каталог бизнес-планов и идей, рейтинг банков России


г. Москва
« 21 »  Ноября  20 18 г.

Реклама

Новости

  Папа Франциск разделил трапезу с тремя тысячами бедняков
Папа римский Франциск по случаю празднования Всемирного дня бедных разделил свою трапезу в Ватикане с 3 тыс. Понтифик провел торжественную мессу в Соборе святого Петра по случаю Всемирного дня бедных. Перед праздником он провел торжественную...



  Экс-президент Перу попросил убежища у Уругвая
Бывший президент Перу Алан Гарсия попросил убежища у Уругвая, в настоящее время он находится в резиденции уругвайского посла в Лиме. По данным перуанского МИД, в настоящее время Гарсия укрылся в резиденции посла Уругвая в Лиме. «Министерство...



  Заробитчане пересылают в Украину около ,5 млрд ежегодно, - Рева
"Эти средства должны облагаться налогом". Фото: Макс Левин Украинские граждане, трудоустроенные за границей, пересылают домой ежегодно порядка ,5 млрд. Об этом министр социальной политики Андрей Рева рассказал в интервью "Радио Свобода". "Люди,...



  Видео: Армия Порошенко: пропаганда и реальность
Видео: Армия Порошенко: пропаганда и реальностьПетр Порошенко любит хвастаться мощью украинской армии, называя ее «сильнейшей в Европе», но в это же самое время солдаты «самой патриотичной армии» гниют в окопах.



  ФАС и ЦБ разработали новые правила торговли бензином на бирже
Федеральная антимонопольная служба (ФАС) выдвинула предложения по ужесточению требований к трейдерам, торгующим на бирже бензином, сообщает РБК со ссылкой заместителя руководителя ведомства Анатолия Голомолзина.



  Русская доля: что делать и куда бежать обманутому дольщику
По данным Минстроя, по итогам II квартала 2018 года в РФ зарегистрировано более 34 тыс. обманутых дольщиков. Банки.ру вместе с экспертами рынка отвечает на самые животрепещущие вопросы дольщиков. Обманутые дольщики — люди, оказавшиеся в...




Архив новостей

«Декабрь, 2017»
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
       

Наши кнопки и ссылки

Размести на своем сайте HTML код с нашей кнопкой
Получить код
Обмен кнопками


Главная :: Новости :: Новости рубрики Банки за 06.12.2017


Новостные рубрики

Бизнес


Политика и законодательство


Экономика и финансы


Новости в мире


Новости образования


Зарубежная пресса


Каталог юридических статей


ООН. Новости


законы, указы


Кредитование


Право


Банки


Здравоохранение




Деловые новости рубрики Банки за 06.12.2017

06.12.2017 00:00 Ломать. Не строить!

По данным Минстроя, в России зарегистрировано 36,6 тыс. обманутых дольщиков. Не один год правительство пытается разобраться с их проблемами — безуспешно. И вот наконец решение нашлось: полностью отменить долевое финансирование строительства. Кто и на что будет строить жилье в России дальше? Готовьтесь к готовому!Введенное в 2005 году долевое участие в строительстве для физических лиц уже не единожды пытались отменить. Несмотря на то, что оно очевидно сделало жилье более доступным и подстегнуло объемы строительства благодаря низким ценам на нулевом цикле и на этапе строительства. Получив деньги от будущих владельцев квартир по договорам долевого участия (ДДУ), застройщики в большинстве случаев благополучно завершали стройку. Дольщик получал таким образом новое жилье в собственность по цене на 25—30% ниже рыночной, застройщик — средства на строительство без банковской 15—20-процентной «наценки». Дольщики, конечно, рисковали потерей средств, если застройщик вдруг исчезнет вместе с собранными средствами. Известно немало случаев, когда злосчастные жилые комплексы переходили из рук в руки, меняли название, но так и не достраивались. С 1 января 2014 года девелоперов, продающих квартиры в недостроенном доме, обязали иметь поручительство банка, соглашение со страховой компанией или состоять в Обществе взаимного страхования (ОВС) застройщиков — дабы обезопасить инвестиции частных лиц. Но это не сильно помогло: страховщики заключали договоры с теми застройщиками, в которых были уверены, так что выплат по этому виду страхования почти не было. Случаи выплат со стороны ОВС также были единичными. Самые проблемные застройщики прикрывались поручительством банка, которое проблему дольщиков решать никоим образом не помогало. На начало 2015 года в стране насчитывалось 684 проблемных объекта в 62 регионах, а число обманутых дольщиков перевалило за 70 тыс.НовостьВ итоге в марте 2014 года министр строительства и ЖКХ Михаил Мень заговорил о возможной отмене долевого строительства и переходе к «взаимодействию между покупателем и девелопером полностью через банковскую конструкцию». А в июле 2015 года первый заместитель главы правительства РФ Игорь Шувалов уже официально поддержал предложение губернатора Московской области Андрея Воробьева, который ратовал за то, чтобы к 2018 году «у нас вообще не было дольщиков». Была даже создана рабочая группа при Минстрое, призванная ликвидировать долевое строительство к 2020 году. Эти разговоры стали возможными, когда банки начали выдавать кредиты застройщикам на уровне 9—12% годовых.Но на тот момент остановить долевое строительство означало буквально заморозить половину строек жилых домов в стране. В 2015 году средства дольщиков, на которые строилось жилье, превышали 50% в общем объеме. К нынешнему моменту эта доля выросла до 70—80%. Однако сейчас реализация этой идеи кажется чуть более реалистичной — из-за низких банковских ставок. Министр финансов РФ Антон Силуанов в конце октября заявил, что ипотечные ставки позволяют перейти на покупку гражданами только готового жилья. Средние ставки по ипотеке на данный момент составляют 12—13%, а у некоторых банков для определенных групп клиентов начинаются от 8%. В будущем году, по прогнозам, они могут опуститься ниже 10%.На сей раз дело дошло до президентских поручений: 7 ноября Владимир Путин поручил правительству совместно с Банком России и АО «Агентство ипотечного жилищного кредитования» (АИЖК) в срок до 15 декабря 2017 года утвердить план мероприятий (дорожную карту) по поэтапному замещению в течение трех лет средств граждан «банковским кредитованием и иными формами финансирования, минимизирующими риск для граждан». Подразумевается, что нужно еще придумать, как сохранить доступность жилья, так как при нынешнем уровне доходов населения прибавка к цене в 20% может стать критичной.Новость1 декабря 2017 года Михаил Мень заявил, что резкого отказа от долевого строительства и перехода к проектному финансированию не будет, пояснив, что поручение президента содержит в себе всего лишь «создание поэтапного плана-графика». Следует ли это расценивать как намек на то, что за три года полностью отменить долевое строительство и ликвидировать проблему дольщиков не удастся, пока непонятно. Между тем застройщики и другие участники рынка уже начали задумываться о том, как жить дальше, если ДДУ прикажут долго жить.«Проектное финансирование может сильно осложнить строительство»Олег Сухов, адвокат:— Законодательство о долевом строительстве на самом деле имеет только один, но очень существенный недостаток — отсутствие реальных механизмов ответственности застройщиков. Система страхования ответственности полностью провалилась, поэтому сейчас решить эту проблему пытаются путем создания компенсационного фонда. Однако пока сложно судить, будет ли эффективной его работа, — необходимо дождаться первых попыток достроить с его помощью проблемные объекты. Также будут ужесточены требования к застройщикам — как финансовые, так и касающиеся получения разрешения на строительство. Есть вероятность, что эти требования окажутся слишком жесткими. Это может привести к кризису в отрасли. Однако на сегодняшний день отрасль не готова к таким кардинальным изменениям, поэтому переход возможен, но постепенный. При проектном финансировании контрольные функции возьмут на себя инвесторы, но это может сильно осложнить строительство. «Необходимо снизить банковские ставки для застройщиков до 5—7%»Павел Брызгалов, директор по стратегическому развитию ФСК «Лидер»:— Для того чтобы переход на проектное финансирование прошел наиболее безболезненно, в том числе и для покупателя, требуется учесть несколько важных моментов. Во-первых, переход на новую систему финансирования должен осуществляться постепенно. Девелоперам необходимо время, чтобы кардинально перестроить свою работу. Обозначенные три года — крайне сжатый срок. Это время необходимо только на то, чтобы тщательно проработать законодательную базу. Чтобы внедрить новые решения, потребуется примерно еще столько же времени. Во-вторых, для полноценного функционирования новой системы необходимо снизить банковские ставки, по которым будут выдаваться кредиты девелоперам, в среднем до уровня 5—7% годовых. Если два этих ключевых момента будут соблюдены, мы не столкнемся с глобальными кризисными явлениями на рынке. По сути проектное финансирование — это более правильная и современная модель. Крайне важно грамотно ее внедрить и реализовать. По поводу того, что объемы строительства могут сократиться — есть такой риск. Это связано с тем, что банкам выгодно сотрудничать с крупными застройщиками. Небольшие строительные компании могут уйти с рынка или будут поглощены более сильными и устойчивыми игроками. Процесс укрупнения рынка и ухода с него небольших компаний может начаться в ближайшие три года, поскольку они уже сейчас понимают, что не смогут вести свою деятельность в новых условиях. Наша компания строит на собственные средства и на средства участников долевого строительства. При реализации проекта доля собственных средств составляет от 30%. Она может быть и выше, все зависит от условий проекта. Оставшаяся часть — это средства дольщиков. Проектное финансирование мы не используем. «Мы ожидаем дальнейшей консолидации рынка и снижения предложения»Юрий Ильин, управляющий директор «Группы ЛСР»:— Для «Группы ЛСР», как для большой надежной публичной компании с хорошей репутацией на рынке, грядущие изменения не несут ничего катастрофического. Мы, как и другие девелоперы, все возможные способы финансирования будем оценивать, исходя из их доступности и стоимости в каждом конкретном случае. В основном мы привлекаем кредитные средства в банках на хороших условиях. Текущая рентабельность девелопмента для многих застройщиков не настолько высока, чтобы заложить в нее еще и стоимость финансирования, поэтому мы ожидаем дальнейшей консолидации рынка и снижения предложения.Новость«Отказ от долевого строительства не подразумевает запрет продажи квартир на этапе строительства»Роман Родионцев, руководитель по работе с ключевыми партнерами инвестиционно-риелторской компании Est-a-Tet:— Практически все компании (более 80% застройщиков) на рынке недвижимости сегодня работают в рамках ФЗ-214, поэтому используют средства дольщиков. В Москве по договорам долевого участия сегодня реализуется более 500 комплексов. Это примерно 13 миллионов квадратных метров жилья, в том числе около 3 миллионов квадратных метров апартаментов. По ЖСК продается примерно 30 объектов. Действующих договоров, по которым у застройщика существуют обязательства перед дольщиками по передаче квартир на жилье, зарегистрировано 86,8 тысячи, на апартаменты — 47,8 тысячи. Но есть и проблемные стройки, в Москве их около 35, в Московской области — 25. Привлечение банка в качестве основного финансового партнера на всю стоимость проекта также доступно уже сегодня, но такая схема не часто используется девелоперами. Схема с банковским финансированием применима в нынешних реалиях только в том случае, если банковские кредиты будут выдаваться под минимальные проценты — 3—5%. Но в таком случае самим банкам станет невыгодно долгосрочное сотрудничество с девелоперами. Сегодня, чтобы получить кредит на стройку, доходность проекта должна быть на уровне 20%.Резкого роста стоимости новостроек в связи с данной новостью во время переходного периода ждать не стоит. В ближайшее время мы увидим разноплановое колебание цен в пределах 3—5%, но в итоге рост цены после перехода к проектному финансированию может достигнуть 20%. Большие изменения коснутся структуры девелопмента — на рынке останутся те компании, у которых достаточно сил и средств принять новые правила игры, более мелкие игроки уйдут из отрасли.Также стоит отметить, что отказ от долевого строительства не подразумевает запрет продажи квартир на этапе строительства. Возможно, будет разработана схема, по которой покупатель перечисляет обеспечительный платеж намерения покупки квартиры в банк, средства замораживаются на счете и передаются девелоперу после выполнения всех обязательств по передаче квартиры. «Проектное финансирование намного дороже, чем беспроцентные деньги дольщиков»Ирина Доброхотова, председатель совета директоров компании «БЕСТ-Новострой»: — На смену долевому строительству придет банковское кредитование и проектное финансирование. И то и другое намного дороже, чем бесплатные (то есть беспроцентные) деньги дольщиков. Даже если власти найдут возможность как-то удешевить эти кредиты, все равно процентной ставки менее чем 10% ждать не стоит. Однако следует понимать, что далеко не все застройщики смогут привлекать средства таким образом: проектное финансирование предоставляют всего несколько крупнейших банков, а ставка по нему составляет порядка 12—17%. К тому же на то, чтобы получить одобрение, может уйти несколько месяцев. Осилить все эти условия под силу только крупным компаниям федерального уровня.Вполне возможно, что переход на банковское финансирование повлияет на рынок не только с точки зрения стоимости квадратного метра, но и в плане объемов. Если кредиты будут дорогие и девелоперы не смогут получать финансирование на начальных этапах строительства, то проектное финансирование банками не сможет заместить механизм долевого участия даже наполовину. Соответственно, вполне возможно снижение объемов строительства.При этом почти наверняка улучшится качество строительства, поскольку девелоперам придется представлять покупателям товар лицом, а не просто показывать рендеры (компьютерные модели будущих домов в виде объемных картинок. — Прим. Банки.ру)и по картинкам рассказывать, какого качества материалы будут использованы при возведении дома. Правда, и стоить такое предложение будет уже дороже, поскольку готовые квартиры обычно на 20—30% дороже, чем квартиры, которые сейчас продаются на этапе котлована.Более или менее найдут свою нишу средние и крупные застройщики, а лучше всего будут себя чувствовать в новых реалиях крупные компании в составе многопрофильных холдингов и девелоперские подразделения крупных банков.«Это лишь незначительно снизит объемы строительства»Александр Ручьев, президент ГК «Основа», председатель правления НКО «ПОВС застройщиков»:— Отмена долевого строительства и переход к проектному финансированию не приведет к кардинальному изменению картины на рынке первичной недвижимости. При планомерном и поэтапном внедрении такой схемы проблем у опытных и устойчивых застройщиков возникнуть не должно. При этом сам по себе переход к такому механизму не повлечет за собой удорожание жилья и не сильно повлияет на себестоимость строительства. Уровень цен на квартиры формируется рынком: объемом предложения, наличием платежеспособного спроса, ипотечными ставками и прочими факторами. Более того, это не новый механизм, уже сегодня многие девелоперы его используют. При этом нужно понимать, что сегодня практически все застройщики реализуют проекты на стадии строительства и привлекают деньги дольщиков. И все они заключают с покупателями договоры об участии в долевом строительстве, поскольку на сегодняшний день это единственный защищенный законодательством способ покупки жилья на таком этапе.Вместе с этим ввод новой системы повлечет за собой уход с рынка нестабильных и небольших застройщиков, которые не смогут получить проектное финансирование. Однако это лишь незначительно снизит объемы строительства.Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru



06.12.2017 00:00 Потерянное десятилетие

Десять лет назад в США начался кризис ипотеки subprime, который за считаные месяцы превратился в глобальный финансовый кризис. Стал ли минувший кризис пусть и очень дорогим, но полезным уроком для правительств и банков? Как изменились мир и Россия в экономическом смысле за прошедшие десять лет?Оценить последствия глобального кризиса 2007—2009 годов до сих пор весьма сложно. По разным оценкам, только экономика США потеряла в результате этих событий от 13 трлн до 22 трлн долларов — сумму, сопоставимую с объемом одного или полутора годовых ВВП страны. Что до мира в целом, то потери оцениваются в 40—90% глобального ВВП, который по итогам 2007 года составил 57,8 трлн долларов. Цифры пусть и не точные, но в любом случае очень высокие. Что происходит с мировой и российской экономикой сейчас?Мировая экономика: новый рост или новый кризис?Финансовый кризис, начавшийся с кризиса ипотеки в США, действительно стал глобальным: мировая экономика, пожалуй, только сейчас, спустя десять лет после его начала, начала приходить в себя. Помните, кризис заставил нас повторять буквы латинского алфавита? Какой будет начавшаяся рецессия — U-образная, V-образная, L-образная? Оказалась V-образная: потребовался лишь год, чтобы мировая экономика отскочила и показала докризисный темп роста. Правда, как потом оказалось, запала хватило ровно на год, после чего динамика роста ВВП начала замедляться. Последние пять лет мировая экономика показывала весьма скромные темпы роста — от 2,4% до 2,8%. Для сравнения: последние годы перед кризисом ее рост превышал 4%. Но, кажется, период вялого роста подходит к концу. В этом году, по прогнозу МВФ, глобальная экономика должна вырасти на 3,6%. Более того, ряд экономистов полагает, что мы имеем дело с началом нового цикла роста. Впрочем, этот оптимизм не разделяют эксперты Всемирного экономического форума (ВЭФ) — организации, которая устраивает саммит в Давосе в январе каждого года. Их беспокоит, что неспособность правительств продвигать политику, направленную на экономический рост и на рост конкурентоспособности после краха 2007—2008 годов, ставит под угрозу шансы на устойчивое восстановление. Анализируя плачевное состояние рынка труда в большинстве стран (достаточно посмотреть на высокий уровень безработицы в Европе) и рост долговой нагрузки на население, эксперты ВЭФ говорят о том, что мировая экономика рискует провалиться в новый кризис. Глобальный долг: новые рекордыСумма всех долгов — государственных, корпоративных, частных — стремительно растет все посткризисные годы. В начале 2017 года общий объем мирового долга достиг 217 трлн долларов — это больше, чем 327% глобального ВВП. Для сравнения: в 2007 году мировой долг составлял 149 трлн долларов. Долг вырос не только в абсолютных цифрах, но и в относительных: десять лет назад он достигал 276% глобального ВВП. Такие данные приводит Институт международных финансов — ассоциация, объединяющая 500 членов (банки, страховые компании, УК, фонды и пр.) из 70 стран.Рекордно высокие долги сегодня у США, причем, повторим, по всем видам займов: государственным, корпоративным, потребительским, ипотеке... Американцы должны 1 трлн долларов по кредитным картам, столько же — по студенческим и автокредитам. Причем эти кредиты примерно такого же низкого качества, каким десять лет назад было качество ипотеки subprime. Американские компании увеличили свой долг с 2010 года на 7,8 трлн долларов, а их возможность выплачивать проценты по долгам находится сегодня на самом низком уровне с 2008 года, пишут эксперты МВФ. Общий размер всех долгов США достигает 350% ВВП. Причем бюджетное управление конгресса США предупреждает: если и дальше ситуация будет развиваться подобным образом, в ближайшие 30 лет долговая нагрузка США удвоится.ЦитатаБыстрыми темпами растет и долг Китая, который сегодня достигает 300% ВВП. Этот сильный рост вызывает опасение у МВФ: за последнее десятилетие китайский долг вырос в четыре раза. Причина — задача китайских властей удвоить ВВП в период с 2010 по 2020 год, для чего государство в первую очередь инвестирует в инфраструктурные проекты.МВФ признает, что реальный рост экономики превышает прогнозы аналитиков, но качество этого роста вызывает опасения. «Международный опыт подсказывает, что рост кредитования в Китае находится на опасной траектории, с возрастающими рисками дефолта или существенного замедления роста экономики», — говорят в МВФ. Естественно, если вторая по величине экономика в мире затормозит, то затормозит весь мир. Впрочем, весь остальной мир испытывает такие же проблемы. В Великобритании объем потребительских, ипотечных и студенческих кредитов превысил уровень 2008 года. Сильные опасения вызывает стремительно растущий госдолг стран Персидского залива (а вы думали, каким образом им удается выполнять все свои социальные обязательства в условиях относительно недорогой нефти?).«Нулевые» ставки и низкая инфляция«Около ноля» — такой стала норма ставок центральных банков в результате кризиса. В августе 2007 года ставка ФРС была 5,25%, а сегодня (после четвертого с декабря 2015 года повышения) она колеблется в пределах 1—1,25%. Ставка ЕЦБ равна нулю — против 4% в 2007-м. В Великобритании чуть больше: 0,25% против 5,75% десять лет назад. Даже в Китае ставка снизилась с 7,5% до 4,3% за этот же период. Низкие ставки должны стимулировать кредитование (и тем самым разгонять экономику), а также помочь людям выплачивать уже взятые долги, особенно ипотеку. Но для тех, кто привык хранить сбережения в банке, такие ставки регуляторов стали сущим наказанием. По мнению некоторых экономистов, именно резкое и долговременное понижение ставок — одна из причин того, что разрыв в доходах между богатыми и бедными в последние годы стремительно растет. О чем говорит политика низких ставок? Помимо довольно вялого восстановления экономики, низкие ставки отражают еще и низкую инфляцию, которая только-только начала оживать после многих лет практически дефляции. Фондовый рынок: рекордный рост, но не вездеСегодня американский фондовый рынок (индекс S&P 500) вдвое превышает пиковое значение начала октября 2007 года, накануне обвала. «Держать деньги в банке стало бессмысленно из-за нулевых ставок, и в услових количественного смягчения единственным источником для инвестирования стал фондовый рынок, который начал расти как на дрожжах, не имея под собой никакой реальной основы», — говорит директор Банковского института ВШЭ Василий Солодков. Вообще целью программы количественного смягчения было оживить рынок недвижимости в США. Какие-то деньги действительно пошли и в этот сектор: цены растут, но все еще остаются в реальном выражении ниже уровня 2007 года. Основная же масса ликвидности устремилась на биржу. Но в этой истории есть нюанс: такой стремительный рост — вдвое за десять лет — показывают именно американские акции. Рост фондовых рынков других стран, облигаций и золота гораздо скромнее. Индекс мирового фондового рынка MSCI World восстановился и берет новые высоты, но его значение сегодня лишь на 20% с небольшим превышает показатели десятилетней давности. Золото подскочило во время кризиса, отразив страхи инвесторов относительно краха всей финансовой системы и инфляции. Ни того ни другого не произошло, и фундаментальный интерес к золоту пропал. Доходность десятилетних облигаций развитых стран упала более чем в два раза: сказалась массовая покупка бумаг центробанками по всему миру. Банковский сектор: лидером стал Китай Фондовый оптимизм не коснулся акций финансовых компаний: акции банков в среднем по миру достигли немногим более половины от своих предкризисных котировок. Так, банковская составляющая индекса Лондонской биржи FTSE All-World достигла лишь 60% от цены десятилетней давности. Что неудивительно, учитывая, как обесценивались акции банков. Так, лишь за одну ноябрьскую неделю 2008 года акции Citigroup упали более чем на 60%, а капитализация ирландского Allied Irish Bank за время кризиса снизилась почти в тысячу раз. Правительства стран по всему миру пытались спасти свои банки. Одна только Германия выделила на господдержку банков 480 млрд евро. Но спустя десять лет положение многих банков по-прежнему весьма тяжелое. Особенно это заметно в Европе, где кризис американской ипотеки породил серию кризисов национальных банковских систем — в Греции, в Италии, на Кипре... Спустя десять лет государство по-прежнему спасает банки за счет бюджета: так, минувшим летом Италия объявила о том, что гарантирует «плохие» долги банка Monte dei Paschi di Siena (третьего по размеру в стране и старейшего в мире) на сумму 28,6 млрд евро и что за 5,5 млрд евро выкупает 70% акций банка. Через пару дней последовала другая новость: Италия выделяет еще 17 млрд евро на спасение двух банков поменьше — Veneto Banca и Banca Popolare di Vicenza. Банковский кризис в Италии длится давно, но до этого года финансовые власти объединенной Европы не давали «добро» на помощь государства, предполагая, что банки должны справиться сами, без денег налогоплательщиков. Однако не только в Италии, но и почти по всей Европе банки находятся в весьма подавленном состоянии и до сих пор не могут вернуться к докризисным объемам бизнеса из-за политики низких ставок, которую проводит ЕЦБ.Банки более не являются доходным бизнесом: прибыль европейских кредитных организаций упала на две трети. Зато они стали безопаснее, так как их капитал увеличился вдвое. Но банки не просто стали слабее. Перетасовалась вся колода глобального банковского сектора. Итогом финансового кризиса стало еще и то, что сегодня лидерство в банковском бизнесе принадлежит Китаю. Китайские банки занимают первые четыре строчки в рейтинге крупнейших банков мира, подготовленном S&P Global Market Intelligence, всего же в первой сотне списка 18 банков — китайские. Крупнейший американский банк, JPMorgan Chase & Co, лишь на шестом месте. В 2006 году, накануне кризиса, картина была совершенно другой. Три первых места рейтинга принадлежали банкам США: Bank of America, JPMorgan Chase & Co и Citigroup. Крупнейший китайский банк (нынешний лидер, Industrial and Commercial Bank of China) мы увидели бы только на 12-м месте.Банковское регулирование: чем жестче, тем лучше?«После истории с банками, которые оказались too big to fail, власти поняли, что не должно быть таких больших банков, для спасения которых надо тратить деньги налогоплательщиков», — говорит Василий Солодков. И добавляет: «У нас, как всегда, все наоборот: есть банки, для спасения которых мы вынем из кармана налогоплательщиков все деньги до последней копейки». Впрочем, полностью этот принцип реализовать не удалось: финансовые монстры до сих пор существуют, но существенно ужесточилось регулирование, отмечает Солодков. О том, насколько более забюрократизированной стала работа зарубежных банков, можно судить по таким цифрам. «Базель I», первый международный сборник нормативов по банковскому надзору, увидел свет в 1988 году и содержал всего 30 страниц. В 2010—2011 годах был разработан «Базель III», который учел уроки кризиса, выявил и залатал слабые места регулирования, — его объем составлял уже 600 страниц. А закон о реформировании Уолл-стрит и защите потребителей Додда — Франка, принятый в США в середине 2010 года, содержит примерно 30 тыс. страниц.Новые требования обязывают банки располагать большими объемами капитала для покрытия потенциальных убытков, ограничивать спекулятивную торговлю и не использовать средства компаний для рискованных сделок. «Сильнее всего регулирование ужесточилось в сфере деривативов и кредитного рычага. Поэтому очень серьезные проблемы возникли в тех сферах, которые до этого развивались семимильными шагами, например в инвестиционном банкинге», — поясняет Солодков.Регулирование продолжает ужесточаться и сейчас: полномочия Европейского центрального банка по надзору за банками сильно расширились за последние десять лет. «В Европе появился Banking Union, когда функция регулирования системно значимых кредитных организаций отошла от национальных центральных банков к Европейскому центральному банку, — отмечает Василий Солодков. — Этому способствовали в том числе греческий кризис и банковский кризис на Кипре». Все эти мероприятия по спасению банков, а также по спасению экономики — предотвращение резкого сокращения денежной массы, облегчение условий кредитования, стимулирование роста деловой активности — привели к тому, что балансы центральных банков значительно выросли. Так, балансы четырех основных центробанков (ФРС, ЕЦБ, Банка Англии и Банка Японии) выросли за минувшие годы в 3,5 раза и превысили 15 трлн долларов. Россия: упорный ЦБ и вездесущее государствоМы все помним слова про «остров стабильности» — так в январе 2008 назвал российскую экономику Алексей Кудрин, бывший в ту пору министром финансов: дескать, Россия не понесла потерь на международных финансовых рынках. Действительно, Россия не вкладывалась в американскую ипотеку subprime, но кризис ударил и по нам — пусть чуть позже, но не менее сильно. Кажется, мы так и не выучили уроки, которые он преподнес. Взять, например, Центробанк. «До 2008 года он не допускал укрепления рубля, чтобы поддержать национального производителя, — рассказывает Солодков. — По факту Центробанк работал в режиме currency board, скупая доллары в размере положительного сальдо счета текущих операций. Эффект был двойной: с одной стороны, росли резервы ЦБ, что хорошо. С другой — инфляция оставалась высокой. При высоких процентных ставках это приводило к тому, что страна, являющаяся крупнейшим в мире нефтеэкспортером, занимала не на внутреннем, а на внешних рынках: там ставки были ниже, к тому же валюта заимствования — доллар или евро — снижались относительно рубля». Схема работала прекрасно, пока не грянул кризис. «Когда на Западе случился ипотечный кризис, который к нам не имел никакого отношения, для нас оказались закрыты лимиты по кредитованию: рефинансирование внешней задолженности остановилось, и в этот момент все начало рушиться, — напоминает Василий Солодков. — Нам больше не давали денег, а возвращать долги надо». Российский рубль за неполные семь месяцев с июля 2008-го по февраль 2009-го подешевел на 57%, а экономика по итогам 2009 года упала на 7,8%.Самое удивительное, что после окончания кризиса, когда цены на нефть более-менее стабилизировались, ЦБ вернулся к той же самой политике. Перейти на плавающий курс его заставила только угроза потери резервов в 2014 году, когда стало понятно, что из-за «Роснефти», которая набрала безумное количество долгов, из-за падения мировых цен на нефть, из-за экзерсисов в российской внешней политике все резервы могут пойти на поддержание курса. В итоге резервов не останется, а рубль все равно рухнет. «Финансовый кризис привел к тому, что самым крупным игроком финансового рынка в России стало государство. Сейчас именно государственные инвестиционные компании и государственные банки доминируют в финансовом секторе», — говорит первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. «Благодаря помощи государства российским компаниям, даже с большим долговым обременением, удалось избежать банкротства», — отмечает Сигал. В некоторой степени это позволило сохранить стабильность и пройти кризис с минимальными потерями. Причем, если за рубежом государство спасало преимущественно компании финансового сектора, в России практически все отрасли могли рассчитывать на помощь. И вроде бы был эффект: все начало быстро возрождаться.ЦитатаЗапала роста хватило ненадолго. Упав на 7,8% по итогам 2009 года, российская экономика показывала хорошие темпы роста следующие два года. Но уже с 2012-го рост начал резко замедляться, а в конце 2014 года российская экономика и вовсе стала падать. Застарелые структурные проблемы, а не внешние неблагоприятные факторы — вот что не дает ей расти.Одна из таких проблем — нежелание государства снижать контроль над экономикой. Если в большинстве стран национализация банков во время кризиса изначально предполагалась как временная мера и сейчас государства выходят из капитала кредитных организаций, то в России государство не торопится расставаться с приобретенными активами. «Государство в России не ушло из экономики, а влезает в бизнес все больше и больше, снижая конкуренцию и стимулы к развитию», — говорит главный эксперт Frank Research Group Дмитрий Тарасов. Сейчас, по разным оценкам, доля государства достигает 70%, отмечает Василий Солодков.Остались невыученными в России и другие уроки, преподнесенные кризисом. «Никто по прежнему не смотрит дальше своего носа — ни тебе сценарного подхода, ни стресс-тестирования», — заключает Дмитрий Тарасов. Милена БАХВАЛОВА, Banki.ru


Открытые вопросы